Овец стригут перед забоем?



Дом терпимости имени тифозной Мэри, всуе именующийся Верховной Радой украйны, принял замечательный закон "О налоговой амнистии", по которому каждый гражданин украйны обязан подать налоговую декларацию о своей собственности и уплатить от 5% до 10% с ВСЕГО нажитого имущества, суммы вкладов, недвижимости и садовых участков "пид помидорчики". Если подобная декларация не будет подана в установленный законом срок, то имущество следует считать незаконно нажитым и подлежит конфискации. То есть любой счастливый обладатель квартиры в 120 квадратов в городе Киеве или большого дома в тернопольских ебенях, обязаны уплатить 5% от их стоимости.

Стадо овец изрядно поредевшее за "рокы гидности" будут стричь. Причем действие этого закона не коснется всей державной мрази, задекларировавших в 2015 дворцы, миллионы евро, винные подвалы, собственные церкви и часы Uliss Nurdin. Себя ж они стричь не будут. Им достаточно было просто указать четыре джипа и три винных погреба в декларации, чтобы перевести их в статус "легального имущества". Стаду овец блеющих у бойни - придется уплатить 5 % от стоимости квартиры взятой в ипотеку, на которую горбатилась вся семья.

Где-то в Ростове истерически хихикает дорогой Виктор Федорович Альенде, чей золотой унитаз обходился стаду овец намного дешевле. Но овцы этого нисколько не понимают.

"Б-бе-бе-рояяям слава" - их жалобное блеянье перед стрижкой уже всем безразлично. Тем более, что стригут их перед забоем.

Ну что сынку, не помогли тебе твои ляхи....

Позавчера в Киеве умер Денис Родиков, покончивший жизнь самоубийством. До этого от коронавируса умерли его родители, и он остался одним из старших в семье из 10 детей.

Семья - переселенцы из Макеевки, на которых пиарилась каждая блядь у власти, от Кличко до Порошенко, но которая по итогам оказалась в развалюхе-мазанке на окраинах глухого села, без медицинской и помощи и отказом выезда скорой помощи. Под камеры, Марина Порошенко до этого вручила ключи от особняка в элитном поселке Гатном, из которого Родиковых вышвырнули через месяц после выборов Зеленского.

Злорадство - огромный грех, в такой трагедии. Хоть и Слава Украине было, и заученное на камеру, УПЦ все дела, старший Богдан пошел калымить бабло в ВСУ, и папа был не совсем вменяемый.

Напомню заголовки 2015 "Многодетная семья из Макеевки чудом спаслась из лап террористов".

Это Украйна - территория безнаказанной подлости.

"Праведники под расстрелом" или "А их то за что?"

Висит в топе бесподобный высер: https://trim-c.livejournal.com/4089950.html оплакивающий судьбу трех "члэкинь" ОУН (М), которых проклятые Советы то ли расстреляли, то ли отобрали кусок сала. А они двух евреев спасли, из 8 тысяч уничтоженных в Умани.

Обратимся к непосредственным очевидцам этой трагедии:

"Показания пленного, обер-лейтенанта Эрвина Бингеля. Датировано 1945 годом.

«Утром в 10.15 послышалась беспорядочная стрельба и жуткие человеческие крики. Поначалу я не понял, что происходит, но подойдя к окну - увидел широкий вид на городской парк и все последующие события там происходили на моих глазах и на глазах моих людей, которые собрались в комнате. Украинская полиция на лошадях вооруженная пистолетам, ружьями и шашками бешено носилась по городскому парку. Насколько мы могли понять, они гнали перед собой людей – мужчин, женщин, детей. Затем по этой массе людей открывался ураганный огонь. Оставшихся в живых рубили шашками. Подобно каким-то нелюдям, орда украинцев, спущенная с цепи офицерами СС, остервенело топтала человеческие тела, зверски убивая невинных детей, матерей, стариков, чья вина была только в том, что они не погибли во время основной акции массовых убийств, и теперь вот их расстреливали и добивали как на охоте на диких животных».

Эти показания каталогизированы "Яд вашем", определивших исполнителей как.....Абсолютно точно - членов ОУН (М) из числа украинской вспомогательной полиции. Айя-яй, их то за что, они ведь двоих спасли! Остальных, правда с бабами и детишками, шашками порубили. Но ради блага же.

Но мякотка не в этом. Мякотка в том, что профессоры Турова - ОТТУДА. Из того же времени.
Читаем далее в показаниях:

"Описание этой облавы украинская пресса снабдила заголовком «Страна уничтожает своих мучителей».
В последующие часы нам представилась вот какая картина. В городском парке Винницы находится цистерна для воды. К ней со всей округи свозили трупы; это была лишь часть убитых евреев. Трупы сложили в упомянутую цистерну слоями и засыпали хлорной известью.
Их оказалось двести тринадцать. Когда все закончилось, пришли люди и замуровали отверстие. С последним положенным кирпичом кровавое деяние было надежно спрятано – но вовсе не забыто.
Мы сделали все, чтобы в будущем мы могли представить доказательства. Были сделаны фотографии, составлены доклады о событиях, подписанные свидетелями, – эти документы должны были стать уникальными доказательствами. Насколько мы были правы, поступая так, свидетельствует настоящий процесс. Мне тем временем пришлось оставить Винницу и со своей ротой взять под охрану железнодорожную линию Винница − Умань.
Как-то у меня оказалось неотложное дело во Львове. Я взял машину и уехал. Когда мы проезжали Винницу, водитель внезапно остановился возле продавца газет, мой переводчик купил газету и прочел мне из нее странное сообщение, которое так меня поразило, что я решил досконально выяснить это дело.
В этом официальном газетном сообщении говорилось, что в городском парке Винницы найдены двести тринадцать трупов, и что, по всей вероятности, эти люди были расстреляны русским ГПУ. Утверждалось, что на это указывает способ, которым они были убиты. В конце статьи приводились фамилии компетентных врачей, подтверждавших это предположение.

Компетентные врачи были из Прибалтики, Польши, Бельгии, Голландии, Норвегии и с Балкан. Все эти господа, разумеется, под руководством нескольких немцев, были готовы подтвердить – и подтверждали – что им якобы известны методы русского ГПУ, в частности, специфические методы расстрела."


Борцам с кровавой Совдепией, не приходит в голову, что последняя поступала с "национальным украинским освободительным движением" с максимальным гуманизмом и милосердием. И что когда представится случай, замазавшихся в крови, упырей, больше никто агитировать и амнистировать не будет.

Методы будут абсолютно другие.

Обрывок

Над землею май меняет апрель,
Мы легли в нее тогда как в постель.
Безымянны и безгласны лежим,
Желтый воск своих костей обнажив.
Потерялись мы уже в счете дням,
Время стало, как роса талым льдом,
И ничем нас из земли не поднять,
Ни приказами, ни страшным судом.
От Синявинских проклятых болот,
Где дробило нас, как рожь в обмолот.
И до первых приграничных застав,
Где огонь врага врасплох нас застал.
Мы в огне войны не стали золой,
Вашей Родины мы стали землей,
Горизонтом, что накрыла заря...
Мы ж не знали, что вы скажете - ЗРЯ.
ЗРЯ - Варшава, Миус-фронт и Рейхстаг,
Мол, вообще - мы воевали не так.
И не тот мы выполняли приказ...
Что ж вы внуки?
................Мы ведь гибли - за вас.
Мы ж вставали под огнем в полный рост,
Чтобы каждый навсегда в мире рос.
И в бою нас не бывало лютей,
Потому как гибли - ради детей.
Тех, что оптом продают нас в размен,
Забирая ложь чужую взамен.
Будто сдали свою совесть внаём,
В грязь марая шелк священных знамен.

Мы безгласны, пусть мы стали землей,
Хоть врага вы возвели в аналой.
Пожелать хотим вам мир и уют
Пусть вам внуков Бог пошлет.
Не Иуд.

#образывойны

Обязательное предпраздничное

Тот день, который наступит завтра, вспенил остатки мрази. Почему - изложено очень давно. Но повторюсь, - Победа в этой войне, это краеугольный камень, платформа для существования нынешней цивилизации, и право собственности на историческое обоснование существования человечества принадлежит нам. А завтрашний день, это счастье наших предков в концентрированном виде. И никакая блядь, не сможет запачкать его своими грязными лапами.

Сейчас появился новый тренд, - выдавать слезливые истории, невинной винницкой бабушки, пострадавшей от бандитов Ковпака, и скорбевшей в этот день всю жизнь о поруганной чести и украденном куске сала. Это вполне объяснимо. Миллионы погибших, так и не ставших бабушками и дедушками, те кто не мерил свою судьбу и судьбу своей Родины, кусками сала, не смогут возразить. И личная трагедия винницкой бабушки станет "над" - смыслом, расчеловечившихся. И резкость вполне уместна. Все начинается, именно с "винницких бабушек", скорбящих о "куске сала", а заканчивается Бабьим Яром. Примером вам половозрелая дура Ганна Синькова, которая поджарила свой личный "кусок сала" на Вечном Огне, и вызывала жалость. Она же в 2014 крайними эпитетами призывала убивать стариков и детей на Донбассе, как не имеющих ценности, унтерменшей. Поэтому никаких компромиссов быть не может. Мы обладатели обоснования существования человечества в его нынешнем виде, если кто-то решил продать право первородства, за миску чечевичной похлебки с куском сала, он автоматически выбывает из человечества.

Без исключений. А винницкие бабушки и прочие, скорбящие 8 мая о кусках сала не достойны даже упоминания завтра.

Аксиома современного исторического дискурса

Современный дискурс исторической науки в одной "великой" стране, которая находится в перманентно бесконечном полете между "источником" и выгребной ямой, начинает приобретать свойства аксиом.

Одна из них, сформулированная лично мной, - если вам говорят об УПА, сообщая набор фактов, выводов, либо каких-то других умозаключений, это стопроцентно ложь. Все подробности, которые вам сообщают при этом - стопроцентно ложь. Погрешность "на правду" не должна рассматриваться вообще, так как в пропорции к объемам лжи, она ничтожна.

Демонстрирую наглядный пример. Очередной делириум тремор сами знаете кого:

"И мне понятна злоба кацапни в отношении УПА. Холопы сами захотели стать барами. Искали того, кто слабее. Но нашла коса на камень. Оборона Черновиц от румын длилась десять минут. Потом красноармейцы поразбегались."

Проверяем:
"Черновцы (до 1944 — Черновицы), город, областной центр в Украине, на р. Прут. Население в 1939 г. — 106 тыс. человек. 22 июня 1941 г. немецко-фашистская авиация атаковала аэродром и ряд других объектов города. Части Красной армии отразили попытки немецких и румынских войск с ходу овладеть городом и отбросили их за линию государственной границы. В городе в конце июня 1941 г. были сформированы 9 истребительных рот, 18 взводов и свыше 100 вооружённых отрядов, которые охраняли мосты через Прут, предприятия и учреждения; бесперебойно работал железнодорожный узел. 5 июля 1941 г. в связи с угрозой окружения советские войска оставили город."

Я не буду отягощать подробностями первых боев Красноильской погранзаставы, личный состав которой обратил в бегство румынских горных стрелков, и успешно отбил плацдарм с той стороны Прута. Или о рейде взвода курсантов школы пешей разведки вглубь территории Румынии, который остановил наступление румын на двое суток, так как курсанты украли делегата связи вместе с приказом об этом наступлении. О 14-й гвардейской Винницкой дивизии оборонявшей Черновцы первые две недели войны. Оборона Черновцов в первые две недели войны - образцы личного мужества и безупречной организации войск. А количество сформированных подразделений из местного населения, наводит вообще на неприятные мысли для газожидкообразных субстанций в перманентно бесконечном полете.

Все что нужно вам для понимания аксиомы - соотношение реальной даты - 5 июля 1941, и "Оборона Черновиц от румын длилась десять минут. Потом красноармейцы поразбегались.". Поэтому можно и нужно, воспринимать, весь материал в целом как ложь. Каждого, кто захочет выступить в роли "адвоката УПА".

И вступать с ними в дискуссии, оперировать фактами и документами, - совершенно напрасно, как только из уст оппонента послышится "УПА". Все остальное будет - ложью.


Да, и взводом пешей разведки (как сообщают, может и врут) командовал старший лейтенант товарищ Ковтун. Вроде как дед того самого Ковтуна. который батрачил у Соловьева, манежным шутом.

Похождения бравой бабушки Швайки или кому при Хитлере жить хорошо



Гражданин Швайка, в прямом эфире телеканала "неНаш", "по секрету всему свету", снял пыль веков с истории его семьи, и поделился откровениями своей бабушки, которой "при немцах жилось лучше" в Красном Луче, чем при проклятых коммунистах.

В Красном Луче. Обсценная лексика, в этом случае не просто неуместна, она бессмысленна.

Оккупация Красного Луча летом 1942 началась с казни всех евреев, немецкой айнзатцкомандой (вспомогательную полицию из местного отребья, сформировать еще не успели). А когда вспомогательная полиция была сформирована - публично казнили около 500 человек шахтеров, сбросив их в 80-метровый шурф шахты "Богдан". С женами и детьми. Их тела находятся там до сих пор - разрушенный ствол шахты, не представялл возможности их извлечь.

В окрестностях Красного Луча были организованы 4 концентрационных лагеря. Охрана и персонал - из местных. К примеру, самым большим из них концентрационным лагерем 17-17 бис (будущий поселок Краснолучский) заведовал помощник начальника жандармерии по оперативной части А.Н. Лукин (как там фамилия бабушки Швайки? не Лукина, часом?). Хорошо жить "при немцах" было просто:

"По вопросу расстрела заключенных этого лагеря и условий содержания в нем, опрошенный Иващенко Василий Иванович, житель города Красный Луч рассказал:

«Нас отвели в лагерь шахты 17-17 «бис», в то время лагерь был переполнен народом. Там со всех концов Ворошивградской области: помещались люди в сараях, в плотницких мастерских. Гнали совершено слепых, без ног. Так рабочий шахты №162 Аванованцев – слепой на оба глаза , рабочий шахты №10 –Глущенко – без правой руки, рабочий этой же шахты Ковтун- без ног.Меркулов без обеих ног. 24.10.43г. повели партию коммунистов в количестве 250 человек в город: так называлось «СД» для проверки. Из этого числа выпустили 180 человек и в этот же день, после проверки взяли на расстрел 5 машин, вместимостью 45-225 человек, т.к. их одежду привозили в лагерь и в хорошие вещи одевали полицейских. "



Всего за год оккупации было уничтожено более 4000 тысяч жителей Красного Луча, более 8 тысяч вывезены в Германию, в том числе и несовершеннолетние дети. Уровень сопротивления оккупантам был запредельным - в Красном Луче действовали не только многочисленные подпольные группы, но и партизаны, которые практически все погибли.

Но бабушка Швайки жила хорошо. Вопросов почему она жила хорошо, ни у кого не должно возникать. Ведь понятно. Стирать только много приходилось, наверное. "Хорошая одежда" наверняка ведь пачкалась кровью.

Образы войны



Так уж сложилось, что мое детство прошло на местах ожесточенных боев Миус-фронта. Детство, как детство - каникулы у бабушки, в компании многочисленных двоюродных и троюродных братьев и сестер. На небольшом приграничном хуторе многочисленные собаки питались из немецких касок, картошку с многочисленных огородов собирали в "немецкие чувалы" с ничуть не поблекшим орлом внутрь, а бдительные дядья и единственный выживший дед на корню пресекали все игры с взрывчатым-колющим-режущим. Обычное советское детство. Мы играли в войну ржавыми остовами винтовок, напялив каски соответствующих сторон, набив их газетами дабы держались на голове, навесив противогазные сумки, скрипящие кожей подсумки для патронных обойм, длинные немецкие противогазные тубусы.

Как и все советские дети Великая война представлялась нам, последнему поколению детей Союза картонной и пафосной, на уровне фильмов, игр и детской литературы о пионерах-героях. Лубок. Нечто далекое и забытое - вроде динозавров. В том смысле, что все, что ты о них знаешь - то, что они вымерли.

Но в отличие от динозавров - та Великая Война, была всегда рядом.

Лет в тринадцать нас с братом загнали тяпать картошку после дождей. Огороды были нарезаны за дворами в аккурат там, где в проклятом сорок третьем году на Мариновку выдвигался "Дас Рейх". Выше высота, в которую наши упирались трижды - в сорок втором, и два раза в сорок третьем. Именно здесь захлебнулся первый штурм Миус-фронта. Обильные дожди вымывали с обратных склонов высоты самые разнообразные следы войны, поэтому изобразив подобие ударного труда до момента удаления бабули с огорода "готовить вечерять", мы со старшим братом отправились на поиски.

Высота, заросшая степной растительностью, с одиноким танком на вершине, к которому по традиции отправлялись встречать рассветы местные выпускники, была ну очень с крутыми склонами. Мы исследовали ее, но не обнаружили ничего ценного - ржавые советские каски, трехгранные штыки, осколки, какой-то истлевший мусор. В отчаянии мы забирались выше и выше, бродя по заметным следам траншей и ходов сообщений, отыскивая планки от винтовочных обойм и гильзы. А потом я заметил пулеметную ленту в зарослях шиповника. Немецкую с рыжими латунными гильзами. Я царапаясь залез в эти самые заросли за трофеем и мои босые ноги в резиновых вьетнамских тапках неожиданно утонули. Утонули в рыжих латунных гильзах.

Я от радости находки обернулся позвать брата, ковыряющего, что-то внизу и осекся. Внизу был склон с ржавыми пробитыми советскими касками и трехгранными штыками. На мгновение стало страшно - я понял, что стою на пустой стреляной смерти людей, чьих имен я никогда не узнаю. И страшно было оттого, что гильз было не реально много. Я попробовал достать дно, обнаружить предел противостояния, надеясь увидеть, что немецкий пулемет замолчал сорок лет назад не такой страшной ценой. Но в промоине у вершины высоты гильз было очень много.

Было очень страшно. Гильзы откопанные и наспех отсортированные не поместились в ведро. Мы отбрасывали их горстями в зеленых окислах, смятые, но мы продолжали выбирать их из окопчика слой за слоем.

Молча мы принесли свою добычу домой. Дядья изучив находку, хохотнули, мол а мы думали в детстве всю гору выбрали, ан нет. В их детстве на гильзы и прочий цветной лом обменивали игрушки - футбольные мячи и пугачи на пружине, стрелявшие пробкой.

Это детское потрясение, осталось со мной на всегда - россыпи гильз и пробитые ржавые каски. Война больше не казалась лубком, она таилась совсем рядом. Потрясение было настолько велико, что я в юности был одержим идеей нарисовать апофеоз Великой Войны увиденный мной лично сквозь время. Не диорамно-эпохальные минуты штурмов и битв, а МГ-42 с овальными дырочками на кожухе оплавленного ствола, засыпанный гильзами по самый бруствер на фоне куста шиповника. Но в художку я так ни разу и не попробовал поступить.

Война перестала быть лубком. Я смог потрогать ее цену - пригоршнями, стреляные гильзы в пулеметном гнезде, каждая из которых могла быть чьей-то жизнью.
Это была цена победы.

#образывойны