Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Обрывок

Над землею май меняет апрель,
Мы легли в нее тогда как в постель.
Безымянны и безгласны лежим,
Желтый воск своих костей обнажив.
Потерялись мы уже в счете дням,
Время стало, как роса талым льдом,
И ничем нас из земли не поднять,
Ни приказами, ни страшным судом.
От Синявинских проклятых болот,
Где дробило нас, как рожь в обмолот.
И до первых приграничных застав,
Где огонь врага врасплох нас застал.
Мы в огне войны не стали золой,
Вашей Родины мы стали землей,
Горизонтом, что накрыла заря...
Мы ж не знали, что вы скажете - ЗРЯ.
ЗРЯ - Варшава, Миус-фронт и Рейхстаг,
Мол, вообще - мы воевали не так.
И не тот мы выполняли приказ...
Что ж вы внуки?
................Мы ведь гибли - за вас.
Мы ж вставали под огнем в полный рост,
Чтобы каждый навсегда в мире рос.
И в бою нас не бывало лютей,
Потому как гибли - ради детей.
Тех, что оптом продают нас в размен,
Забирая ложь чужую взамен.
Будто сдали свою совесть внаём,
В грязь марая шелк священных знамен.

Мы безгласны, пусть мы стали землей,
Хоть врага вы возвели в аналой.
Пожелать хотим вам мир и уют
Пусть вам внуков Бог пошлет.
Не Иуд.

#образывойны
Buy for 30 tokens
Buy promo for minimal price.

Образы войны



Так уж сложилось, что мое детство прошло на местах ожесточенных боев Миус-фронта. Детство, как детство - каникулы у бабушки, в компании многочисленных двоюродных и троюродных братьев и сестер. На небольшом приграничном хуторе многочисленные собаки питались из немецких касок, картошку с многочисленных огородов собирали в "немецкие чувалы" с ничуть не поблекшим орлом внутрь, а бдительные дядья и единственный выживший дед на корню пресекали все игры с взрывчатым-колющим-режущим. Обычное советское детство. Мы играли в войну ржавыми остовами винтовок, напялив каски соответствующих сторон, набив их газетами дабы держались на голове, навесив противогазные сумки, скрипящие кожей подсумки для патронных обойм, длинные немецкие противогазные тубусы.

Как и все советские дети Великая война представлялась нам, последнему поколению детей Союза картонной и пафосной, на уровне фильмов, игр и детской литературы о пионерах-героях. Лубок. Нечто далекое и забытое - вроде динозавров. В том смысле, что все, что ты о них знаешь - то, что они вымерли.

Но в отличие от динозавров - та Великая Война, была всегда рядом.

Лет в тринадцать нас с братом загнали тяпать картошку после дождей. Огороды были нарезаны за дворами в аккурат там, где в проклятом сорок третьем году на Мариновку выдвигался "Дас Рейх". Выше высота, в которую наши упирались трижды - в сорок втором, и два раза в сорок третьем. Именно здесь захлебнулся первый штурм Миус-фронта. Обильные дожди вымывали с обратных склонов высоты самые разнообразные следы войны, поэтому изобразив подобие ударного труда до момента удаления бабули с огорода "готовить вечерять", мы со старшим братом отправились на поиски.

Высота, заросшая степной растительностью, с одиноким танком на вершине, к которому по традиции отправлялись встречать рассветы местные выпускники, была ну очень с крутыми склонами. Мы исследовали ее, но не обнаружили ничего ценного - ржавые советские каски, трехгранные штыки, осколки, какой-то истлевший мусор. В отчаянии мы забирались выше и выше, бродя по заметным следам траншей и ходов сообщений, отыскивая планки от винтовочных обойм и гильзы. А потом я заметил пулеметную ленту в зарослях шиповника. Немецкую с рыжими латунными гильзами. Я царапаясь залез в эти самые заросли за трофеем и мои босые ноги в резиновых вьетнамских тапках неожиданно утонули. Утонули в рыжих латунных гильзах.

Я от радости находки обернулся позвать брата, ковыряющего, что-то внизу и осекся. Внизу был склон с ржавыми пробитыми советскими касками и трехгранными штыками. На мгновение стало страшно - я понял, что стою на пустой стреляной смерти людей, чьих имен я никогда не узнаю. И страшно было оттого, что гильз было не реально много. Я попробовал достать дно, обнаружить предел противостояния, надеясь увидеть, что немецкий пулемет замолчал сорок лет назад не такой страшной ценой. Но в промоине у вершины высоты гильз было очень много.

Было очень страшно. Гильзы откопанные и наспех отсортированные не поместились в ведро. Мы отбрасывали их горстями в зеленых окислах, смятые, но мы продолжали выбирать их из окопчика слой за слоем.

Молча мы принесли свою добычу домой. Дядья изучив находку, хохотнули, мол а мы думали в детстве всю гору выбрали, ан нет. В их детстве на гильзы и прочий цветной лом обменивали игрушки - футбольные мячи и пугачи на пружине, стрелявшие пробкой.

Это детское потрясение, осталось со мной на всегда - россыпи гильз и пробитые ржавые каски. Война больше не казалась лубком, она таилась совсем рядом. Потрясение было настолько велико, что я в юности был одержим идеей нарисовать апофеоз Великой Войны увиденный мной лично сквозь время. Не диорамно-эпохальные минуты штурмов и битв, а МГ-42 с овальными дырочками на кожухе оплавленного ствола, засыпанный гильзами по самый бруствер на фоне куста шиповника. Но в художку я так ни разу и не попробовал поступить.

Война перестала быть лубком. Я смог потрогать ее цену - пригоршнями, стреляные гильзы в пулеметном гнезде, каждая из которых могла быть чьей-то жизнью.
Это была цена победы.

#образывойны

Им не будет стыдно

В 90-е Республика Куба лечила украинских детей пострадавших от Чернобыльской аварии. Сумма, потраченная на лечение составила 350 миллионов долларов. Для страны, находившейся в экономической блокаде это была гигантские средства. Известна резолюция Фиделя на программе "Дети Чернобыля" - "Помогать сколько нужно". В 90-е "... на Кубе не хватало продовольствия и медикаментов, производились отключения электричества, в связи с дефицитом топлива и запасных частей правительство было вынуждено вдвое сократить транспортный парк. В этот период сокращается количество общественного транспорта (особенно — автобусов), проблема общественного транспорта решалось за счёт использования поездов, расширения использования гужевого транспорта, вьючных и верховых лошадей и верблюдов, велосипедов и велорикш...". Гужевой транспорт, и вместе с тем тратятся сотни тысяч долларов в день на лечение украинских детей.

Кубинские врачи спасли их более 20 тысяч.

Украина воздержалась при голосовании резолюции ООН по снятию санкций с Республики Кубы.

Неблагодарность - это корень всех грехов.

Эпический далбаеб

Гипотеза о "бедных, диких людях", плавно становится аксиомой.


Ржал не останавливаясь.
"Рюриковичи, шо это?"
"Я тут с Кубанью разговаривал, ребята хотят на Украину. Может отпустите?
Конечно отпустим, нехай едут. А в чем проблема?"

Секретное украинское уравнение непробиваемой брони

Проклятые журналисты сфотографировали и выложили в сеть секретные разработки нового украинского вундер-ваффе. При попытке расшифровать это уравнение - v=m/p местный физрук сошел с ума и потребовал вступления в Слизерин. Полное видео.





Поржал

Оригинал взят у snake_d_ha в Дед Мороз - все
На сегодняшнем родительском собрании нам поручили в течении недели поставить в известность своих второклашек о том, что Деда Мороза не существует.



Collapse )



Прямо таки вижу расстрельное дело из недалекого будущего - рассказывал детям ночью, что Дед Мороз существует)))))))
Ахахахахахахах.

Распятые мальчики рисуют доказательства для Гааги

http://lenta-ua.livejournal.com/3905353.html
"...Их там нет, - утверждают СМИ РФ и пропагандисты «лнр». Русские бомбят украинские войска,- рисуют дети войны. Не правда ли, рисунок ребенка лучшее из доказательств для Гааги?
Улетающий вдаль самолет с триколором соседней страны, сбрасывающий бомбы на украинскую землю и сеющий смерть, несет лозунг РФ «Мы хотим жить в мире».
Он как бы подчеркивает то, что русские самолеты летят далеко. В Сирию, в Германию, в Польшу, в Турцию. В мир. В мир, где хотят жить только русские. Это символ захватчика, символ запланированной дальновидной агрессии и распространения войны. Символ, которым мальчик из оккупированного города предупреждает весь цивилизованный свет, - они летят к вам. На первом плане самолет с российским триколором. Он сбрасывает бомбы на танк. «Украинский танк». Над самолетом детская боль: «Пусть будет проклят тот, кто дал приказ, начать войну, расстреливать Донбасс».
Лозунг над русским самолетом ставит все точки над «і», «ё» и другими знаками. Не украинская авиация виновна в смертях мирных граждан Донбасса, а триколорная. Именно ее, именно эту опасность и запомнили дети Донбасса. И рисуя войну, даже по заказу пропагандистов «лнр», они не могут нарисовать неправду. Именно эти самолеты видели дети Донбасса. Страшные слова проклятья, расположенные над русским самолетом не оставляют шанса пропагандистам, развернуть сознание ребенка против Украины. Донбасс проклинает тех, кто развязал войну, русских.
Я написала «украинские танки» в кавычках не случайно. На рисунке танки под желто-голубым флагом. Это не флаг Украины. Вряд ли 13-летний мальчик этого не знал. Знал. Государственный флаг Украины сине-желтый. Он не «перепутал» цвета государства агрессора, России. И «не перепутал» цвета государственного флага Украины.
Детская мудрость велика. Желто – синий - это возможное предупреждение миру. России все равно кого «любить», кого назвать «братьями». Достаточно погуглить, чтобы убедится, что «Сирия (Беларусь, Германия, Польша, Осетия, Абхазия и Россия) – одна вера, один народ, одна страна»..."

Собственно сам рисунок.



Какой вывод можно еще сделать? Мальчик срисовал вот эту картинку) довоенную от 2013 года. Я был уверен, что я ее увидел, но не мог найтить, но добрые люди подсказали.



Или можно патетически восклицать пользуясь расширенным сознанием йобнутой Лены Степовой - ой-яй на Донбассе российские Су-39 бомбят украинские "Абрамсы". Распятые мальчики рисуют доказательства для Гааги - ахуительный заголовок я считаю.

Вот такой обрывок

Под впечатлениями от этого написалось нижеследующее:

Над землею май меняет апрель,
Мы легли в нее тогда как в постель.
Безымянны и безгласны лежим,
Желтый воск своих костей обнажив.
Потерялись мы уже в счете дням,
Время стало, как роса талым льдом,
И ничем нас из земли не поднять,
Ни приказами, ни страшным судом.
От Синявинских проклятых болот,
Где дробило нас, как рожь в обмолот.
И до первых приграничных застав,
Где огонь врага врасплох нас застал.
Мы в огне войны не стали золой,
Вашей Родины мы стали землей,
Горизонтом, что накрыла заря...
Мы ж не знали, что вы скажете - ЗРЯ.
ЗРЯ - Варшава, Миус-фронт и Рейхстаг,
Мол, вообще - мы воевали не так.
И не тот мы выполняли приказ...
Что ж вы внуки?
................Мы ведь гибли - за вас.
Мы ж вставали под огнем в полный рост,
Чтобы каждый навсегда в мире рос.
И в бою нас не бывало лютей,
Потому как гибли - ради детей.
Тех, что оптом продают нас в размен,
Забирая ложь чужую взамен.
Будто сдали свою совесть внаём,
В грязь марая шелк священных знамен.

Мы безгласны, пусть мы стали землей,
Хоть врага вы возвели в аналой.
Пожелать хотим вам мир и уют
Пусть вам внуков Бог пошлет.
Не Иуд.

Для чего это нужно?.

Оригинал взят у starshinazapasa в Читать.
Заголовок совершенно идиотский. К тексту не имеет никакого отношения. Редактор дурак. Но текст читать надо обязательно. Это то, что вырезала цензура из книги Светланы Алексиевич. То, что оказалось за гранью даже для "У войны не женское лицо". И то, окончание чего мы и должны праздновать девятого мая. Чтобы такого не было больше. Чтобы человеку никогда больше не пришлось превращаться в животное. Таков должен быть посыл у этого дня. Текст жуткий - должен предупредить сразу. Но читать это надо. В школе преподавать. Чтобы знать и помнить. Знать и помнить.

***
"Кто-то нас выдал... Немцы узнали, где стоянка партизанского отряда. Оцепили лес и подходы к нему со всех сторон. Прятались мы в диких чащах, нас спасали болота, куда каратели не заходили. Трясина. И технику, и людей она затягивала намертво. По несколько дней, неделями мы стояли по горло в воде.
С нами была радистка, она недавно родила. Ребенок голодный... Просит грудь... Но мама сама голодная, молока нет, и ребенок плачет. Каратели рядом... С собаками... Собаки услышат, все погибнем. Вся группа — человек тридцать... Вам понятно?
Принимаем решение...
Никто не решается передать приказ командира, но мать сама догадывается. Опускает сверток с ребенком в воду и долго там держит... Ребенок больше не кричит... Ни звука... А мы не можем поднять глаза. Ни на мать, ни друг на друга..."


* * *
"Когда мы брали пленных, приводили в отряд... Их не расстреливали, слишком легкая смерть для них, мы закалывали их, как свиней, шомполами, резали по кусочкам. Я ходила на это смотреть... Ждала! Долго ждала того момента, когда от боли у них начнут лопаться глаза... Зрачки...
Что вы об этом знаете?! Они мою маму с сестричками сожгли на костре посреди деревни..."

* * *
"Под Керчью... Ночью под обстрелом шли мы на барже. Загорелась носовая часть... И от огня... Огонь полез по палубе... Взорвались боеприпасы... Мощный взрыв! Взрыв такой силы, что баржа накренилась на правый бок и начала тонуть. А берег уже недалеко, мы понимаем, что берег где-то рядом, и солдаты кинулись в воду. С берега застучали минометы... Крики, стоны, мат... Я хорошо плавала, я хотела хотя бы одного спасти... Хотя бы одного раненого...
Это же вода, а не земля — человек погибнет сразу. Вода... Слышу — кто-то рядом то вынырнет наверх, то опять под воду уйдет. Наверх — под воду. Я улучила момент, схватила его... Что-то холодное, скользкое... Я решила, что это раненый, а одежду с него сорвало взрывом. Потому, что я сама голая... В белье осталась... Темнотища. Глаз выколи. Вокруг: "Э-эх! Ай-я-я!" И мат...
Добралась я с ним как-то до берега... В небе как раз в этот миг вспыхнула ракета, и я увидела, что притянула на себе большую раненую рыбу. Рыба большая, с человеческий рост. Белуга... Она умирает... Я упала возле нее и заломила такой трехэтажный мат. Заплакала от обиды... И от того, что все страдают..."

Collapse )